К 70-летию Великой Победы. Воспоминания ветерана.

 

СаламатовПолковник в отставке САЛАМАТОВ Анатолий Георгиевич.  Почетный солдат ВС РБ, зачислен в 339 ОМБ  120-й ОМБР.

Анатолий Георгиевич родился 14 сентября 1923 года в городе Уржум Кировской области. В августе 1941 года он был призван в армию. Будучи солдатом, поступил в Ленинградское пехотное училище, которое успешно закончил в 1942 г. Учитывая хорошую методическую подготовку, глубокие военно-технические знания, педагогические наклонности, его направляют на офицерские курсы, а чуть позже во Владимирскую учебную бригаду. В ноябре 1943 года после многочисленных рапортов с просьбой отправить его на фронт, офицер был назначен командиром стрелковой роты 298-го стрелкового полка 186-й стрелковой дивизии.
Грамотного и ответственного командира быстро заметили. В январе 1944 года он назначается адъютантом начальника штаба 41-го стрелкового корпуса, а после организационно-штатных преобразований — адъютантом командира 120-й гвардейской Рогачевской стрелковой дивизии.
Анатолию Георгиевичу пришлось участвовать во многих сражениях, но самое главное для него это операция «Багратион» — операция по освобождению Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. В ходе этой операции Анатолий Георгиевич участвовал в боях под Славгородом Рогачевом, в освобождении Бобруйска, Минска, Дзержинска, Мира, Новогрудка, Волковыска. Потом Анатолий Георгиевич участвовал в боях в Польше, Восточной Пруссии, где был ранен в марте 1945 года, а также под Берлином и на реке Эльбе.

Воспоминания ветерана

При выходе к Днепру занимали оборону. Моя 1 СР находилась в обороне в опорном пункте около деревни Шапчицы. Вся оборонительная позиция полков и 186 дивизии состояла из опорных пунктов, удалённых друг от друга на 400-800 метров. Каждое утро я отправлял командира взвода младшего лейтенанта Каминского к соседу и после очередной связи он доложил, что много лыжных следов, а чьи они неизвестно. Наша разведка не проходила, значит это немцы пробирались к нам в тыл.

Вскоре, начальников опорных пунктов собрал командир дивизии генерал Равуненков и потребовал быть бдительными, и рассказал: « В деревне Шапчицы сапёры готовили землянку для штаба полка. 4 сапёра рыли котлован, а 4 грелись в хате.

Придя на смену, работавших солдат не нашли, хотя оружие и лопаты были на месте. Куда они ушли? Вывод – к немцам.

Потом нас сменила 120 гвардейская, а мы готовились к боям. Размещались в деревне Канава (весь 298 полк). Ежедневно выходили на тактические задания и атаковали деревню Званец. Командир батальона майор Читадзе ставил задачу ротным  и шли в атаку. В роте было 56 человек, в т.ч. санинструктор Мария Корнева. Коммунистов -3 человека, я, командир взвода и старшина.

После строевого смотра батальона меня перевели в штаб  41 стр. корпуса  адъютантом НШ полковника Грекова. В мои обязанности входило: ведение карты боевых действий Красной Армии от Баренцова до Чёрного моря.  3 дня я отсыпался и никуда с НШ не выезжал.

Затем  были поездки в 120 и 269 СД нашего корпуса и держал связь со всеми отделами корпуса.

В ночь с 20 на 21 февраля 1944 года началась Рогачёвско- Жлобинская операция. Греков лёг отдыхать, а я дежурил у телефона.

В 4 часа начались звонки требуя Грекова, а я отвечал, что адъютант НШ лейтенант Саламатов. По коду я не мог определить, кто мог звонить, и когда после 3-го звонка меня послали на 3 буквы я увидел в третьей строке – «Волков», а это был Горбатов – командующий третьей армии. Я с трудом разбудил НШ и держал телефон. Разговор шёл о лыжном батальоне капитана Комирного 120 дивизии и штрафбате подполковника Осипова перешедших линию заграждения и минные поля. Они направлялись в тыл противника с задачей громить штабы, нарушать связь в тылу противника. Это я узнал уже позднее. Но их немцы обнаружили около деревни Щибрин и они, скрываясь в лесах, утром 21 февраля помогли наступающим частям 120 дивизии уничтожать немцев при выходе к Рогачёву.

В книге генерал-майора Пыльцына А.В. «Страницы истории 8-го штрафбата 1-го белорусского фронта» имеются факты, противоречащие тем боевым действиям.

Встречаясь в Рогачёве на праздниках  он поведал, что они пошли в ночной рейд  17 февраля, я на это ответил, что не могли они с 17 по 21 февраля громить штабы, узлы связи немцев в деревнях Мадора, Ст. Село, Озерище, т.к. операция началась 21.02 утром. А указанные деревни наши  части с боем овладели только 22 февраля.

Через 3 года на новой встрече в Рогачёве Пыльцын привез новое издание своей книги с моей поправкой.

Штрафбат большой помощи в освобождении Рогачёва не оказал, а заслуга была  120 дивизии  генерала Фогеля Я.Я.  и 169 СД генерала Верёвкина, а также многих артиллерийских, танковых частей и авиации.

Тяжёлые бои велись за д. Кистени, Мадора. Гвардейцы тёмной ночью через Днепр приблизились к первой траншее противника на высоком берегу Днепра. Особенно отличились воины 336 СП: ефр.К.Мамутов, находясь впереди,ворвался во вторую траншею и уничтожил в блиндаже более 20 фашистов, а при подходе к д.Мадора огнём из пулемёта отражал контратаку немцев. Командир взвода ПТР лейтенант Я.Зайцев подбил 2 танка. Отразив атаку немцев 336 СП наступая к Рогачёву встретил сильное сопротивление у деревни Щибрин. Здесь организуя наступление на Рогачёв, находясь в цепи наступающих погиб зам. командира 41 СК полковник Панин, герой гражданской войны (похоронен в г. Рогачёве).

Освободив Рогачёв 24.02.1944г. и захватив плацдарм на р.Друть, части корпуса готовились к новым боям.

Неоднократно, особенно по ночам, мы проверяли состояние частей 120 и 269 СД в обороне.

Вспоминается ночь проверки на 1 мая 1944г. Как только мы появлялись в окнах батальона капитана Камирного (334 СП) немцы открывали огонь из района молочно-консервного завода. Комбат обнаружил наводчика, который сигналил из церкви. По нашему заключению, это был предатель рогачёвский, поймать его не удалось.

Подойдя по первой траншее к железнодорожному полотну мы далее не пошли. Там была штрафная рота и старшина просил не проверять их, т.к. у них всё в порядке. И в самом деле на бруствере сидел солдат, играл на гармошке наши советские песни и немцы по ним не стреляли (знали, что это штрафники). Помню, что на бруствере были лозунги-плакаты из битой фарфоровой посуды и очень патриотичные. Нас это очень обрадовало.

Весь период с 1-го марта и по 23 июня войска 2-го эшелона готовились к боям, особенно в условиях лесисто-болотистой местности. Готовились переправы для танков через р.Друть. Проводились занятия по обкатке танками.

Перед началом операции «Багратион» в штабе 41 СК проводились учения на макете местности, это было в деревне Озерище.  Были командующие: фронта- Захаров,3-й армии- Горбатов, командиры корпусов и дивизий. Этот макет местности мы готовили 7 дней.

В один  из дней  мы поехали на НП 41 СК (был на деревьях). Дежурный м-р Спивак (опер. отдел корпуса) доложил руководству, что в 5 часов утра группа наших девушек (женщин) вышли из немецкого блиндажа и ушли  в направлении д.Тихиничи. Нас это удивило, т.к. отмечались дни ночи Купалы. И эти девушки были в гостях у немцев.

На 2 – 3 день операции в деревне Тихиничи привели человек 200 военнопленных, сопровождали их кавалеристы. В конце колонны находилась группа девушек человек 15 – 20, среди них сержант-связист узнал знакомую с которой учился в школе Брянской области. Он плевался, ругался и бил эту знакомую по лицу. Значит, они находились с немцами уже давно.  Нас это очень удивило.

В первый день операции «Багратион» наш 336 СП и штрафная рота задачу не выполнили и были прижаты на пойме р. Друть.  Хотя соседи справа продвинулись на 4 – 6 км.  Назавтра был введён в бой 339 СП.

Овладев  д. Тихиничи  началось окружение Бобруйской группировки. Большую роль в разгроме её сыграли кавалеристы генерал-лейтенанта Плиева и танковый корпус генерала Бахарева. Немцы пытались вырваться к р. Березина и наши части, уничтожая их, несли потери. Нелепо, попав на обман, погиб командир 336 СП подполковник Матвеев, командир батальона капитан Камирный.

Участвуя в окружении и уничтожении группировки немцев под Минском 120 гв. СД находилась во втором эшелоне

Для захвата важных рубежей в 41 СК были сформированы передовые отряды в составе стрелкового полка, артиллерии и 1901 самоходно-артиллерийского полка под командованием заместителя командира 41 СК полковника Телкова П.С. Были освобождены г.Дзержинск, Мир, Новогрудок и др.

В бою погиб командир 120 гв. СД генерал-майор Фогель Я.Я. и дивизию принял полковник Телков П.С.

Освободив г.п.Кореличи 120-я вышла к Белостоку и после тяжёлых боёв освободила его 27 июля 1944 г. Здесь вновь отличился 336 СП, которым командовал подполковник Беляев во взаимодействии с 1901 самоходным артиллерийским  полком подполковника Зирка.

В 18:00 27 июля я по радиостанции 310 АП получил сообщение, что Беляев и Зирка ворвались в Белосток и вышли на его западную окраину у села Старосельцы, а парторг  2-го батальона  ст. лейтенант Потапов водрузил Красное Знамя над гостиницей «Ритц» в центре города. Пешим порядком и на броневике командира 1901 САП командир 120-й вечером уже был на зап. окраине Белостока и доложили командиру 41 СК генерал-лейтенанту Урбановичу В.К.  И только в 5 утра 28 июля вошла в Белосток 283 СД генерала Коновалова.  Москва салютовала воинам 120-й 4 полка стали именоваться «Белостоцкими».  Я, как адъютант командира знал, что дивизия представлена к ордену Ленина, но ….. в приказе оказались полки  «Белостоцкими».

К   награждению были представлены: командир дивизии полковник Телков П.С — орден Ленина, НШ девизии полковник Шандарин – орден Красного знамени. А получили они ордена  «Отечественной войны»  1 и 2 степени и виной в этом стали командиры дивизий – соседи, освободившие город только назавтра т.е. 28.07.1944г.

В боях за город Белосток погиб зам. Командира 120 гв.СД полковник Петров П.С.

В г.п. Дятлово похоронены 2 героя Советского Союза – генерал Фогель Я.Я. и полковник Петров П.С.

13 января 1945 года началось наступление советских войск к границам  Восточной Пруссии.

За взятие гг. Вормунд, Мельзак, Хайлигенбайль 120-я была награждена орденами Суворова и Кутузова 2 степени.

13 января 1945 года началась заключительная операция по освобождению Польши и выход нашей девизии на границу Восточной Пруссии.

Был холодный. морозный день . солдатам  в окопах  выдали по 200 грамм водки. Я проверял и требовалось это сделать за 2 часа до атаки. Преодолев 1-е позиции немцев и заняв несколько населённых пунктов. К вечеру фашисты предприняв контратаку ввели в бой танковую дивизию «Великая Германия».

Тяжёлая обстановка сложилась в 336 полку. Поддерживающие 2 танка пятились назад, пехота отходила по заснеженному полю. По приказу командира 120 СД полковника Телкова я должен был остановить отступавших. Это были миномётчики 82 мм. миномётов, несли стволы на плечах, а плиты оставили. Я требовал остановиться и не мог найти командира.  А миномётчики остановились, а как это было, рассказал мне через 40 лет сержант Серёгин Василий Павлович – командир расчёта. Это было на встрече ветеранов в г. Нефтеюганске Тюменской области. Он говорит, что я его чуть не расстрелял, но мои требования он выполнил. А время было к вечеру, на НП командира 120-й был командир — я. 2 радиста (Лопатин и Ярковой) медсестра и 2 разведчика  охраны комдива. А вторая встреча с Серёгиным была после войны под Бранденбургом. когда мы с генералом,  обьезжая части, отбирали солдат на Парад Победы. Среди них и был сержант Серёгин, уроженец  г. Мытищи. время было к вечеру, на НП командира 120-й был командир — я. 2 радиста

После тяжёлых боёв 25 марта 1945 года дивизия вышла к заливу Фриш-Гаф на Балтике. Я отправился в 334 СП узнать обстановку, уточнить боевую задачу. Немцы, не имея танков, артиллерии, ещё отчаянно сопротивлялись, отходя к заливу и переправляясь на косу к Гданьску.

Возвращаясь из 2-го батальона 6 роты 334 СП  на НП командира дивизии  был ранен разрывной пулей часа в 3 ночи 25 марта.  Я дежурил с радистом и держал связь с полками. Бой прекратился, командир отдыхал. Вдруг приходит старшина  Харламов А.Н. (адъютант командира 339 СП) и докладывает, что он привёл пленных 48 человек, куда их девать. Мне было не по себе. Нас человек 5-6 и вдруг ночью столько немцев. А собрал их Харламов на берегу залива они сдались в плен. Командир дивизии приказал отправить их в тыл. А куда, кто поведёт? Среди немцев был француз. Назначили его старшим и отправили в тыл, где маячили наши огоньки. Так они и ушли неизвестно куда.

Харламова представили к ордену Славы 1-степени. Два у него были. Под Берлином  он получил орден Б.Хмельницкого, так решили наверху.

Выдвинувшись в 336 СП обнаружили командира полка подполковника Новицкого пьяным, не способным руководить боем, и командир дивизии снял его с поста, хотя это право имел только командир корпуса.

Мы, на танке командира ТСП ворвались в следующую деревню и обнаружили командира и  2-го батальона капитана Терубу также пьяным и со шпагой в руках бил пуховые подушки в хате, а батальон не мог дальше вести бой. Да им никто и не управлял. Боялись идти вперёд и это было в начале марта 1945 года.  Никто не хотел умирать!

После дня Победы командир батальона капитан Теруба был назначен командиром колонны наших репатриантов-военнопленных. Принятых из американской зоны (6000 человек) для сопровождения их на родину в Советский Союз.

Ведя бои в Восточной Пруссии в 334 СП прибыл новый командир полка полковник Фесенко. Три дня он был около нас на НП командира дивизии и  мы – начальник политотдела, командир ждали «когда же он уйдёт принимать полк». Он видел и слышал, как я вёл переговоры с полком, сообщал, что к ним прибудет новый командир полка. А он сидел у нас  и только после трёх дней убыл. После войны был назначен комендантом г.Орши, принимал  и отправлял эшелоны трофеев. Приказом командующего предан суду и получил 10 лет.

25 марта 1945 года части дивизии вышли с тяжёлыми боями к заливу Фриш-Гаф и после отдыха направление под Берлин в район Фюрстенвальде. Участвовали в окружении и уничтожении немецкой группировки юго-восточного Берлина, затем вышли к Бранденбургу, вели бои и 7 мая вышли к реке Эльбе. После небольшого отдыха направили своих воинов на Парад Победы и девизия пешим порядком шла от Браденбурга до Минска 2 месяца в жаркое лето 1945 года. 14 августа прибыли в г. Минск (339 СП,артиллерийские части и подразделения дивизии), а 334 и 336 полки после охраны дорог в Польше прибыли в Уручье железной дорогой.

ВОПРОСЫ по воспоминаниям Саламатова А.Г.

  1. Обстоятельства гибели командира 336 гв.сп п/п-ка Матвеева К.С. и командира батальона к-на Камирного Н.Н.
  2. Обстоятельства гибели генерал- майора Фогеля Я.Я.
  3. Почему за освобождение  г. Белостока так «обидели» 120-ю.
  4. Обстоятельства гибели полковника Петрова.
  5. Как можно подробнее участие 120-й в уничтожении немцев юго- восточнее Берлина в так называемом «котле под Хальбе».
  6. С 13 января по 25 марта 1945 года период ведения боевых действий вообще выпал. Очень надо вспомнить.

Ответ на вопрос №1.

Командир 336 гв.сп гв.подполковник Матвеев К.С., уничтожая бобруйскую группировку немцев, находясь вместе с солдатами неожиданно сам оказался в окружении. Большая группировка немцев, пытаясь вырваться, предприняла попытку сдаться нашим гвардейцам. Они шли с белыми флагами и выкрикивали: «Мы сдаемся!». Неожиданно передние ряды немцев расступились и на гвардейцев 336-го гв. сп обрушился огонь из пулеметов и автоматов. В этом бою погибло несколько человек, был тяжело ранен и гв. подполковник Матвеев К.С., который от полученных ранений и умер.

Капитан Камирный Н.Н. со своим батальоном 334-го гв. сп удерживал магистраль Могилев- Бобруйск, отразил несколько атак фашистов, уничтожил много гитлеровцев, рвавшихся на север. Два других батальона 334-го гв.сп при поддержке батарей гв. капитана Ямпольского В.А.  также целые сутки удерживали шоссе. В одной из атак и погиб гв. капитан Камирный Н.Н., бывший командир лыжного батальона 120-й гв. сд, который в ночь с 20 на 21 февраля 1944г. штурмовали крутой берег Днепра на подступах к Рогачеву.

Мне несколько раз приходилось встречаться с Камирным Н.Н., находясь в обороне в г. Рогачеве, когда наша группа офицеров во главе полковником Телковым П.С. проверяла состояние оборонительных позиций на р.Днепр и р.Друть.

 

Ответ на вопрос № 2

Командир 120 гв.сд генерал- майор Фогель Я.Я. в ходе преследования отходящего противника находился в передовых подразделениях 334 гв.сп. В районе д. Малюшицы, заняв позицию, он наблюдал в бинокль, стоя на одном колене. Впереди него лежал майор из штаба полка и тоже смотрел в бинокль. Прозвучал единственный выстрел из какого-то дома. Пуля пробила руку майору (касательное ранение) и вошла в колено генералу Фогелю Я.Я. Он повалился на бок. Это мне рассказывал адъютант командира дивизии ст.л-т Баранов., который находился сзади командира в 10-15 метрах и вел переговоры по радиостанции вместе с радистом. Спасти генерала не удалось, т.к. не было машины. Пуля вошла в колено и паховую область. Пока перевязывали, искали машину- началась гангрена и он скончался. Похоронен в г.п. Дятлово.

Я слышал разговор командира 41 с.к. генерал- лейтенанта Урбановича В.К., который упрекал командира медсанбата м-ра Макаренко, что он должен был обеспечить командира дивизии, слив бензин со всех машин, а у командира машина должна быть на ходу.

Адъютант Баранов был снят с должности и отправлен в 348- ю не гвардейскую дивизию 3-й армии.

Ответ на вопрос №3

Белостокская операция.

После освобождения Белостока , 28 июля 1944г. я уже слышал, что дивизия представлена к награждению орденом Ленина, а ее командир п-к Телков П.С. тоже представлен к ордену Ленина, а НШ дивизии п-к Шандарин- к ордену Красного Знамени.

В Приказе Верховного Главнокомандующего мы узнали, что четыре полка 120-й стали именоваться «Белостокскими», а командир дивизии и НШ получили ордена Отечественной войны 1-й и 2-й степени соответственно. Возмущению не было предела и обидно, что за освобождение областного центра так нас оценили. НШ дивизии отказался получать орден Отечественной войны 2-й ст. и я этому свидетель, потому  что выйдя из блиндажа, он вручил этот орден мне со слезами на глазах и от обиды. Я долго уговаривал его, как и командира дивизии, что у них таких орденов нет и надо смириться.

Только 28 июля 1944г. утром вошла в Белосток 283 дивизия генерала Коновалова.

Даже через 30 лет , в 1974 году на приеме у главы Белостокского воеводства Здислава  Куровского генерал Коновалов приукрасил свой подвиг, утверждая, что 283 с.д. в 5 часов утра ворвалась в Белосток. Выступая у главы администрации 20.07.1974г., я, по поручению командира 41 с.к. генерал- лейтенанта Урбановича В.К. открыл всю правду, т.к. Белосток освободила 120-я гв.сд 27.07.1944г.

Считаю , что руководство штаба 3-й армии (НШ- генерал- лейтенант Ивашечкин) и командарм Горбатов неправильно оценили победу нашу и соответственно командование 2-м Белорусским фронтом не совсем объективно доложили в Москву, а оттуда и такие награды.

Ответ на вопрос № 4.

Заместитель командира 120 гв.с.д. полковник Петров П.Г. находился в боевых частях при организации переправы через р.Нарев в ходе Белостокской операции.

При сильном артиллерийском налете получил смертельное ранение. Вместе с ним находился капитан, получивший смертельное ранение в брюшную полость. Капитана привезли к нам в сарай в д.Коновалы и , умирая, он просил: « Только спасите Петрова, которого унесли на руках санитары.»

Полковник Петров П.Г. и генерал Фогель Я.Я. похоронены в г.п. Дятлово Гродненской обл.

Ответ на вопрос №5.

Из архива: « Описание боевых действий по уничтожению группировки немцев юго- восточнее Берлина с комментариями.»

23.04.1945г. 120 гв.с.д. получила задачу наступать в направлении БРАУНСДОРФ, ЛАЙГЕНДАМ, ВИНКЕЛЬ. Форсировали канал Одер-Шпрее, противник оказывал сильное сопротивление ружейно- пулеметным огнем. Были взяты д. ФИХТЕНВАЛЬДЕ, ВИНКЕЛЬ, ВАНТЕНДОРФ, а автомагистраль ФРАНКФУРТ, ГАННОВЕР, д. ФРИДЕНСДОРФ и ВЕНЦКРОВ.

Уже к вечеру 25.04.1945г. была занята д. БЛОССИН, преодолевая огневое сопротивление вышли к д. КОЛЬБЕРГ, но противник находился за каналом, а мосты были взорваны, помогали саперы 126 сап. батальона. Сильное сопротивление противник оказал при бое за д. ПРИРОС. Было взято много трофеев. Затем были взяты ЦОССЕН, БЕСЛИТЦ и дивизия вышла к БРАНДЕРБУРГУ.

Ответ на вопрос № 6.

13 января 1945 г. началось наступление 120 гв.сд. после 2-х часовой артподготовки. Был холодный день, туман. Овладев первыми траншеями дальнейшее наступление задерживалось. Противник наносил сильные удары артиллерией, минометами, переходил в контратаки. Назавтра разгорелось сражение. Противник ввел свежие резервы, танковую дивизию «Великая Германия».

Тяжелая обстановка была в 336 гв.с.п. Некоторые подразделения дрогнули, стали отступать. Пришлось принять суровые меры, особенно около НП командира дивизии. В ход шло и оружие (без стрельбы) и трость полковника Телкова П.С. Складывалось мнение, что враг сбросит нас назад, в р. Нарев. Ввели в бой учебный батальон дивизии. К ночи обстановка стабилизировалась. Утром 14 января 336 и 339 гв.с.п.  из-за больших потерь были выведены во второй эшелон.

20 января 1945 г. части дивизии вступили на территорию Восточной Пруссии и заняли первый город ХОЖЯЛЕ, подошли к г. ВИЛЛЕНБЕРГ, который снова пришлось брать штурмом, 334 и 336 гв.с.п. перерезали важную шоссейную дорогу ВИЛЛЕНБУРГ, ОРТЕЛЬСБУРГ. Соседние части  овладели городами ОРТЕЛЬБУРГ, ВИЛЬГЕНБЕРГ, МОРЦЫГЕН, ФРЕЙШТАДТ и был приказ Верховного Главнокомандующего с объявлением благодарности 120-й дивизии и полковнику Телкову П.С.

Отступая, враг использовал для обороны отдельные дома, дачи, фольварки, даже амбразуры подвалов были подготовлены к обороне и многие не могли быть взяты без прямой наводки танков или орудий. А у них, как всегда, не хватало боеприпасов.

Тяжелые бои были на рубеже КАШАНЦЫСЫ,а потом в районе г. МЕЛЬЧАК, где погиб генерал Черняховский И.Д. 18.02.1945г.

После тяжелых боев у д. ХАРИФОРСТ и, неся большие потери, 120-я гв. с.д. выведена во 2-й эшелон. Пополнилась людьми, подводились боеприпасы.

10 марта 1945 г. дивизия получила приказ на наступление на ШЕВЕЛИНДЕ, ФРИДРИХ- СРУЕ. Здесь отличились гвардейцы 334 и 339 полков, заняв три траншеи , они вышли к шоссе АЙЗЕНБЕРГ- ХОЕНВАЛЬДЕ, но при плохой видимости из-за тумана и без поддержки артиллерии и САУ были остановлены.

18 марта1945г. соседи 120-й сбили противника  с рубежа ПОРОЦШХОФ, РОЗЕНХОФ и воины 120-й заняли КЛАНК- ВАЛЬДЕ.

Потом 120 гв.с.д. в составе 41 ск. повернули на северо- запад в район  ГРУНАУ, где фашисты, используя полотно железной дороги, рельсы и оставшиеся танки, задержали наше наступление. Тяжелые бои шли 21-23 марта 1945г., а вдали был уже виден блеск Балтики. 25 марта 1945г., преодолевая сопротивление отдельных групп немцев, части дивизии вышли к заливу ФРИШ- ГАФ.

Здесь и отличился старшина Харламов  А.. который привел на  нп командира дивизии 48 пленных немцев, сдавшихся  в плен на берегу темной ночью уже 26 марта 1945г. Харламов А. был представлен к награждению орденом Славы 1-й степени. А переехав в район Берлина мы узнали, что ему дали орден Б.Хмельницкого 3-й степени, а потом его отправили на Парад Победы.

 

2
Отправить ответ

avatar
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
АлександрПолякова Вера Николаевна Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новые старые рейтинг
Notify of
Полякова Вера Николаевна
Гость
Полякова Вера Николаевна

Уважаемый Анатолий Георгиевич! Мой дядя, гв. мл. лейтенант Коробов Афанасий Фролович, воевал комвзвода роты автоматчиков 339 сп 120 сд в 1944-1945гг. К большому сожалению не знаем о месте Его гибели и захоронения. За боевые заслуги был награждён орденом Отечественной войны 1 степени (приказ от 5.03.1945 №198/н войскам 41 стрелкового корпуса, комкор генерал-лейтенант Урбанович). В приказе отмечен Его подвиг, совершенный 17.01.1945, судя по времени в тогдашней Восточной Пруссии. Вместе с Ним в приказе названы однополчане гв. мл. лейт. Уйбаков Эсенбай, ст. Недвига Андрей Тимофеевич и Яворский Гавриил Васильевич, ефр.роты связи Серутенко Иван Григорьевич. Родился Коробов А. Ф. в 1923 г. в… читать далее »

Александр
Гость
Александр

Мой отец Журавлев Николай Владимирович воевал в 8 роте, 339 СП, 120 гв.СД. В районе поселка №2 Дядьковского района, Орловской области при проведении разведки был тяжело ранен, а в журнале потерь отмечен как погибший. В пос. Бытошь есть захоронение, где есть фамилии Журавлев, Жударев, Злобин и в журнале погибших они стоят также, только у моего отца Журавлева инициалы другие.